Морское кладбище в Ментоне

Из Замка — в кладбищe. Такова история строительства первого кладбища в Ментоне на месте “Старого замка”.

Уже с момента начала строительства церковь Святой Мишель служила местом погребения для ментонцев, начиная со скромных жителей и до наиболее известных. Она служила в качестве гробницы даже для иностранцев и неверующих. Их хоронили на маленьком смежном кладбище, площадь которого протянулась до церкви.

Однако церковь и маленькое кладбище оказались слишком маленькими по своей площади. Войны и эпидемии опустошали страну.  Дело в том, что Ментон был курортом и одновременно лечебницей для туберкулезных больных. Некоторым из них удавалось выздороветь, другим же пришлось навеки остаться в городе и быть захороненными на местном кладбище.

Императорское правительство вынужденно пересмотрело старую традицию нескольких веков, строго запрещающую по декрету XII года любое захоронение в церквях. Летом 1805 года муниципалитет обсудило этот вопрос. Территория “Старого замка” стала единственной, которую можно было выделить под постройку кладбища.

Кроме того, так  решалась судьба разваливающегося замка,  который являлся собственностью принца Монако, и он был объявлен государственным имуществом. Революционными властями было заявлено и то, что уже более месяца мертвые не помещаются на территории приходской церкви. Здравоохранение также подтвердило этот факт.

Но процедура приобретения оказалась длинной и деликатной. Министр внутренних дел потребовал, чтобы  был поднят вопрос на собрании, и было выяснено отношение местных жителей к этому вопросу. Мэр Жером де Монлеон проинформировал своих сограждан о проекте…

К концу этого опроса несколько ментонвских почетных лиц одобрили приобретение “Старого  замка”. 2 ноября 1807 года договор купли-продажи,  наконец, был подписан.

Община потратила сумму в размере 5341 франка, чтобы стать владельцем земли Замка. Строительные работы начались после приобретения. Были разобраны старые разваливающиеся стены, а городская администрация, не пренебрегла дополнительным источником дохода и продала развалины маленькими партиями владельцам города. Камни Замка Жана II использовались для постройки новых жилищ.

Каждый год городская администрация стала выделять часть своих ресурсов для демонтажа старых стен замка, распашки земли, выделения мест для захоронения и для усовершенствования подъездных путей.

В 1809 префект отказался от предоставления средств для содержания кладбища, которое, по его мнению, не требовало никаких расходов. Встал вопрос, как быть? Как сделать пригодной для использования землю, выделенную для определенных целей? Эту проблему пытается решить городской совет, но без особого успеха. Работы затягиваются вплоть до 1875 года.

Очень медленно кладбище “Старого  замка” начинает принимать свой окончательный вид – тот, о котором мы сегодня знаем — на великолепном месте, возвышающемся над городком, над старым портом и над заливом Гараван.

В начале XIX-ого века в Ментоне, как известно, был наплыв больных, приезжающих из Северной и Восточной Европы. Из них не все вылечились, многие были похоронены здесь. Могилы местных семей отличаются от могил зимовщиков. Они часто намного более выразительного стиля — урны, колонны, драпировки, мечтательные скульптуры.

На большой высоте над колокольнями церквей Святой — Мишель и Часовня братства Белых Кающихся грешников (Chapelle des Pénitents Blancs) располагаются два кладбища, как бы упирающихся в небо.

Наиболее удаленное из них называется «Trabuquet». Более близкое и живописное основано в 1808 году  на остатках могучего замка, который защищал городок с XIII-ого века до конца XVI-ого.

Вне всякого сомнения — это одно из наиболее красивых кладбищ Франции! Не случайно,что в XIX-ом веке Мопассан и Флобер описывали его с восхищением. И это вполне – от вида сверху перехватывает дыхание. Морское кладбище, в близости от моря.

Летом обстановка несколько портится звуками водных мотоциклов и голосами «ведущих» пляжей вперемешку со звуками динамиков с оглушающей музыкой.

В нижней части кладбища находятся могилы англосаксонских протестантов. Несколько швейцарских пасторов тоже там покоятся. Простые, часто длинные надписи из Евангелий на плитах, довольно единообразно окруженны сетками, часто покрытыми ржавчиной. Среди умерших много молодых людей, которые приехали лечиться в лучшем климате, но так и не выздоровели.